sweden_info (sweden_info) wrote in gotovim_vmeste1,
sweden_info
sweden_info
gotovim_vmeste1

Category:

20 фактов о необычных ресторанах и кафе Израиля.

1. Еда — не просто совокупность продуктов питания, но и культура, и образ жизни, и философия. Недаром национальные кухни считаются своего рода словарями, разговорниками, помогающими понять язык того или иного народа. Народ Израиля любит покушать, а еще больше любит поспорить, где лучше кушать. Поэтому, чтобы освоить «израильский язык», нужно не скупиться на «разговорники», то есть лично знакомиться с ресторанами, кафе и прочими едальнями еврейского государства.

2. Если есть рестораны-разговорники, то есть и рестораны-учебники истории, посещение которых дает нечто большее, чем просто гастрономическое удовольствие. Иногда помещение рассказывает не менее интересную историю, чем меню. Например, иерусалимский ресторан «1868» находится в здании, которое действительно построили в 1868 году. Это был первый в Иерусалиме дом за пределами крепостных стен Старого города.
3. Первым ресторатором Тель-Авива был уроженец Севастополя Моня Коэн, а первым дорогим рестораном города — его детище, ресторан «Карлтон». Моня открыл «Карлтон» в 1924 году, и заведение быстро обрело популярность. Большинство посетителей были постоянными клиентами (причем некоторых привлекала вовсе не изысканная кухня, а тот факт, что во многих съемных комнатах города попросту не было кухонь), у многих было «свое» место. Столовавшиеся здесь же чиновники британского мандата придавали ресторану космополитичный оттенок; под стать были и столовые приборы: английский фарфор и богемское стекло высшего качества.
4. В «Карлтоне» обычно обедал поэт Авраам Шленский (если его не было в «Карлтоне», он пропадал в не менее известном кафе «Ливанский снег»). Возле стола маэстро всегда толпились почитатели, ловившие каждое слово Шленского и с уважением наблюдавшие за тем, как предмет их страсти поглощал бесконечные стаканы водки.
5. Поначалу ассортимент «Карлтона» был основан на привычной Коэну русской кухне. Однако это мало соответствовало роскошному имиджу, и тогда кухня ресторана стала европейской (при этом ни у кого так и не поднялась рука вычеркнуть из меню борщ). В 1934 году Моня побывал в Вене, после чего к меню «Карлтона» добавился венский шницель. В «Карлтоне» подавали свинину, поэтому для будущего министра раввина Йосефа Бурга, который каждое утро завтракал и брился электробритвой в центральном зале ресторана, купили специальный набор стеклянной посуды, предназначенный только для кошерных ингредиентов.
6. В 1945 году «Карлтон» закрылся, а Моня открыл более скромное заведение — молочный ресторан «Тнува», где подавались разные блюда домашней кухни. Очень быстро «Тнува» стала местом встреч командиров Хаганы и Пальмаха, а после создания Государства Израиль в этом ресторане любили посидеть министры, дипломаты и иностранные журналисты.
7. Есть рестораны, которым колоссально повезло с адресом. Можно только позавидовать маркетологам ресторана «Дизенгоф 99»: разместившись по такому адресу, просто делаешь его названием ресторана и готовишься принимать толпы людей, помешанных на одноименном культовом фильме режиссера Ави Нешера. Лучше бренда не придумаешь. Учитывая, что этот фильм стал символом молодости и взросления сотен тысяч (а то и миллионов) израильтян, даже рука строгого ресторанного критика вряд ли поднимется, чтобы охаять место с таким ассоциативным багажем.
8. «Черняховский 6» — это удачное адресное название другого популярного тель-авивского ресторана. Именно по этому адресу таинственная девушка назначила свидание герою одной из незабываемых песен рок-группы «Машина» – целое поколение израильских подростков выкрикивало слова: «Черняховский шесть, в пять часов, только приходи один». Теперь у этого поколения уже есть свои дети, что обеспечивает заведению с одноименным названием устойчивую клиентуру. При этом мало кто обращает внимание на маленькую хитрость: на самом деле ресторан разместился хоть и на улице имени блистательного поэта Шауля Черняховского, но все же в доме № 5.
9. Хотя меню «Черняховский 6» открывается четверостишием поэта, его никак нельзя назвать литературным рестораном. На это звание сегодня в Израиле вообще-то может претендовать только одно заведение — иерусалимское кафе «Тмоль шильшом». Здесь литературны не только внешние атрибуты и название, отсылающее к последнему большому роману Агнона, но и атмосфера, и многие из посетителей.
10. А сам Агнон был завсегдатаем тель-авивского «Кафе Лоренц», открытого еще в 1909 году, и упомянул его именно в романе «Тмоль шильшом». В 1925 году на втором этаже кафе открылся синематограф, но «культурные войны» вокруг «Кафе Лоренц» возникли из-за другого начинания — притягивавших немало зрителей спектаклей на идише, которые ставили здесь же. В ответ ученики ивритской гимназии Тель-Авива устраивали у кафе бурные митинги с требованием творить только на иврите.

11. К числу некогда литературных заведений можно отнести существующий уже 66 лет тель-авивский ресторан «Китон» на улице Дизенгоф. В «Китоне» к стульям прикреплены таблички с именами знаменитостей, любивших там откушать. Глаз сразу находит известные имена: музыканты Артур Рубинштейн и Айзик Штерн, поэт Александр Пен и актриса Хана Ровина, художник Йехезкель Штрайхман и писатель Эфраим Кишон. «Китон» в те далекие годы ассоциировался с богемой, и даже название этому ресторану подарил Александр Пен: китон — это «комнатушка», и удачнее названия для крошечного ресторанчика на самой статусной улице тогдашнего Тель-Авива было не придумать.
12. И все же самый заметный след в истории тель-авивской культурной сцены оставило другое дизенгофское заведение — открытое в 1944 году кафе «Кесит». Место у столика в «Кесит» было входным билетом в круги богемы, особенно если это место было неподалеку от стола, за которым сидел Натан Альтерман. Говорят, каждый день Альтермана начинался с того, что он заходил в «Кесит» и выпивал традиционный бокал коньяка. Поэты и художники просиживали в кафе днями напролет, а вот платить по счетам не любили. Проще всего было с художниками — те, как водится, платили за еду и напитки собственными картинами.

13. Яффский ресторанчик «Доктор Шакшука» примечателен уже тем, что идея его создания и даже название зародились за решеткой. За нелегальные операции с валютой Бино Габсо довелось провести целый год в тюрьме, где к нему приклеилась кличка «доктор Шакшука»: Габсо великолепно готовил это блюдо, которое прочие заключенные просто обожали. Выйдя в 1992 году на свободу, он понял, что вне стен тюрьмы существует не меньший спрос на вкусную еду, и открыл ресторан, где шакшука правит бал и по сей день. Простенькое детище бывшего арестанта, разместившееся на блошином рынке, обрело такую известность, что частенько занимает первые места во всевозможных рейтингах, обходя дорогие и претенциозные рестораны.
14. Иерусалимский аналог «Доктору Шакшуке» надо искать нарынке Махане Йехуда. Идеальным кандидатом на эту роль представляется «Азура». В «Азуре» и сегодня весь ассортимент — а это преимущественно сефардские блюда — готовят на примусах. Как-то утром сюда попал Карло Петрини, президент всемирной ассоциации «Слоу Фуд»; покинул «Азуру» он только к вечеру, перепробовав все, что умеет готовить ее колоритный владелец, он же повар. А еще «Азура» может похвастать тем, что принадлежит к числу немногих израильских заведений, увековеченных в песнях. Такой подарок ей преподнес Йоси Банай, по словам которого только в «Азуре» можно вернуться в детство и отведать «мамину еду».
15. Выбор израильских кулинарных стилей отражает пестроту еврейской истории: все страны, в которых жили евреи на протяжении веков, представлены теперь в Израиле соответствующей кухней. Евреи Средней Азии перевезли в Страну Обетованную бухарские рестораны (кухня «Самарканда» из Ор-Йехуды ничем не уступает кухням Самарканда); евреи Болгарии и Румынии прихватили с собой ресторанные традиции Балкан; и даже последняя волна репатриации из Эфиопии уже успела породить пару-тройку эфиопских заведений.
16. Представлена в Израиле и кухня иракских евреев, главным кулинарным вкладом которых считается сабих. Потомки выходцев из Ирака — а с ними и представители других диаспор — продолжают уплетать сабих по субботам, а если вам захотелось отведать «новой иракской кухни», отправляйтесь в народный ресторан «Самбусабих» в Петах-Тикве. Идея скрестить другое иракское ноу-хау, самбусек, с сабихом пришла в голову Авиву Бен-Мохе еще когда он трудился на ниве израильского хай-тека. Результат оказался столь успешным, что Бен-Моха оставил индустрию высоких технологий, и, судя по очередям в ресторане, его патент самбусабиха (баклажаны + яйцо + сваренный в шафране картофель + зерна хумуса + лук + тхина +домашний хумус + приготовленная по тайному рецепту амба) ценится народом ничуть не меньше, чем самые модные гаджеты.
17. Одна из самых примечательных тель-авивских едален называется «24 рупии». Откуда взялось название? История «24 рупий» началась с того, что владельцы, бывшие бэкпекеры, вернувшись из путешествия по Индии, открыли свой ресторан в съемной квартире в доме номер 24 по улице Рупин. Правда, за удовольствие перенестись в индийскую атмосферу и отведать настоящего тали с вас возьмут примерно 240 рупий, а именно 24 шекеля.
18. А вот Эйлат гордится «Звездой Красного моря», первым в мире подводным рестораном. Здесь мимо окон проносятся не автомобили и мотоциклы, а стайки разноцветных морских рыбок. 70-метровый мост соединяет эту жемчужину с берегом. Преодолев его, остается лишь спуститься на лифте под воду, и все — можно ощущать себя капитаном Немо. Такого больше нигде нет. И, несмотря на всю экзотику подводной гастрономии, проект еще и абсолютно экологичен.
19. В Израиле есть по крайней мере один ресторан, шеф-повара в котором назначил Ватикан. Речь идет о ресторане La rôtisserie, который находится в монастыре «Нотр-Дам» в Иерусалиме и принадлежит Святому престолу. Католики выписали из Испании шеф-повара Родриго Гонсалеса Элиаса, который — в качестве хобби — изучает еврейские и арабские влияния на испанскую кухню. Гонсалес Элиас совершенствуется в кулинарном искусстве в надежде, что его успехи понравятся боссу — папе Бенедикту XVI.
20. Израильский ресторан с самым странным названием – это ресторан «E-ZUGI» (на иврите и-зуги — «нечет»). Все дело в том, что здесь по никому не ведомой причине можно заказать только нечетное число блюд. На сумму счета это правило не распространяется. Оригинал взят у pusikas
АРИЭЛЬ БУЛЬШТЕЙН


Tags: Израиль, РЕСТОРАНЫ, рассказ
Subscribe

promo gotovim_vmeste1 september 16, 2014 11:34 9
Buy for 10 tokens
Многие северные народы использовали квашение для длительного хранения рыбы. Это самый древний способ приготовления рыбы. Выкопанную в начале лета яму обкладывали корой лиственницы. Рыбу чистили и варили, но немного не доваривали, вынимали, сушили и складывали в яму, закрывали корой и закапывали.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments